August 15th, 2008

angel

(no subject)

Дефолт 1998 года — это такая особая черта в моей жизни. Нет, крупных денег я не потерял. Да и какие там деньги — я получал всего 350 баксов (и кстати, их хватало по самое не балуй).

Дули иные, свежие ветра. После института — первая работа. Мы играли в Запад. Конкурировали. Учились улыбаться клиентам, читали умные книжки про так правильно разговаривать по телефону с клиентами, мы внедряли такие вещи, которые даже сейчас выглядят большим достижением. Скромное обаяние буржуазии, ептыть. В «Трех ступеньках» по соседству выбор чаев был такой, какого нет сейчас даже в «Азбуке вкуса». Журнал «Столица с неизменными и Катей Метелицей, Андреем Колесниковым и, конечно же, Иваном Охлобыстиным. Москва была чистенькой, еще не пафосной и веселой. Отрывались гей-клубы, да и просто заведения. Хорошо было, свободно.

Потом все кончилось. Как-то обидно кончилось. Кто-то ушел, кого-то ушли. Проработав еще год, я уволился, снял деловой костюм, и с тех пор больше его не надевал. Компания моя, однако впоследствии окрепла и сейчас занимает пару этажей в большом здании на Дмитровском шоссе. А у меня начилась новая жизнь, новый век и новая любовь.

А вот улыбаться клиентам с тех пор в нашей стране так никто и не думает. Это эхо дефолта.