Monte (montemsk) wrote,
Monte
montemsk

Дефолт 1998 года — это такая особая черта в моей жизни. Нет, крупных денег я не потерял. Да и какие там деньги — я получал всего 350 баксов (и кстати, их хватало по самое не балуй).

Дули иные, свежие ветра. После института — первая работа. Мы играли в Запад. Конкурировали. Учились улыбаться клиентам, читали умные книжки про так правильно разговаривать по телефону с клиентами, мы внедряли такие вещи, которые даже сейчас выглядят большим достижением. Скромное обаяние буржуазии, ептыть. В «Трех ступеньках» по соседству выбор чаев был такой, какого нет сейчас даже в «Азбуке вкуса». Журнал «Столица с неизменными и Катей Метелицей, Андреем Колесниковым и, конечно же, Иваном Охлобыстиным. Москва была чистенькой, еще не пафосной и веселой. Отрывались гей-клубы, да и просто заведения. Хорошо было, свободно.

Потом все кончилось. Как-то обидно кончилось. Кто-то ушел, кого-то ушли. Проработав еще год, я уволился, снял деловой костюм, и с тех пор больше его не надевал. Компания моя, однако впоследствии окрепла и сейчас занимает пару этажей в большом здании на Дмитровском шоссе. А у меня начилась новая жизнь, новый век и новая любовь.

А вот улыбаться клиентам с тех пор в нашей стране так никто и не думает. Это эхо дефолта.
Subscribe

  • (no subject)

    Ну че, выпиливаемся из ЖЖ?

  • (no subject)

    Наверное, я очень изменился. После ухода Макса, и после ухода Ромки, не могу не думать о том, что они где-то тут еще, в ЖЖ... читают свои ленты, и…

  • (no subject)

    Ну что, за Навального?

  • Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments